Баренц-портрет:
Вильям Шёстранд

Когда ты и в России, и в Норвегии играешь «на домашнем поле», жить в приграничье особенно хорошо.

Published 07. ноября 2021

Tekst og foto: Ksenia Novikova

– Не только в Норвегии меня спрашивают, откуда я родом. В России тоже иногда слышу: «Ты такой необычный человек. Откуда ты?» В Норвегии я отвечаю, что я переехал из России много лет назад. В России я рассказываю о том, что приехал из маленькой страны далеко на севере: дикой и прекрасной Норвегии. Тогда они смотрят на меня большими глазами, потому что я свободно говорю по-русски.

Вильям Шёстранд удобно расположился в кресле-качалке из карельской берёзы. Этот предмет мебели – точная копия кресла, которое его прадед привез с собой из Норвегии в Россию, куда семья эмигрировала в конце XIX века. 

У всех в семье есть такое кресло-качалка: в Киркенесе, Тромсё, Осло и Мурманске.

Вильям известен нам, прежде всего, как хоккейный герой из сериала NRK о любительской хоккейной команде Kirkenes Puckers. В этом году команда была номинирована на Нобелевскую премию мира за вклад в развитие сотрудничества между людьми в Баренцевом регионе. Но сегодня речь пойдет не о хоккее и премиях мира. Мы встретились с Вильямом, чтобы узнать об уникальной истории его семьи и получить представление о том, что значит быть кольским норвежцем.

Род моряка Шёстранда

Вильяма отличают добродушный нрав и акцент, которые указывают на то, что он много лет прожил в другой стране.  

Об этом также свидетельствует его гостиная, изобилующая сувенирами из разных мест. Стены украшены семейными фотографиями. На одной из черно-белых фотографий мы видим мужчину в пальто и шляпе, который стоит, элегантно опершись локтем о сервант. Этому портрету более ста лет.

– Это мой прадед – капитан Давид Юлиус Шёстранд. У него шведская фамилия, но он родился и вырос в Финляндии, - рассказывает Вильям.

Прадед поселился в Вардё, но не навсегда.

В конце XIX века русский царь Александр II пообещал большие преимущества тем, кто пожелает поселиться вдоль побережья Баренцева моря. Тогда капитан Шёстранд решил переехать на Кольский полуостров вместе со своей женой Софией Ловисой. В городе Александровске, который сейчас называется Полярный, он создал свой рыбный флот, и таким образом члены семьи стали гражданами Российской Империи.

Давид Юлиус Шёстранд.

Семейство Шёстрандов было не единственным, кто решил переселиться в Россию. Десятки норвежских колонистов и их семей двинулись на восток.

Революция 1917 года в России повлекла за собой значительные перемены для норвежцев на Кольском полуострове. Советский Союз превратился в общество, где этнические группы и меньшинства подвергались преследованиям и попыткам истребления.

– Но мы всегда знали, что мы норвежцы. Бабушка и её сестры ругались между собой на норвежском языке, и я помню, что они пели мне норвежские песни, когда я был маленьким. В то же время иметь иностранное происхождение в России было очень опасно, поэтому мы старались его не афишировать.

Кольских норвежцев вынуждали переселяться, ссылали в трудовые лагеря. Многих постигла смертная казнь.

– В самые тяжелые времена говорить по-норвежски было опасно для жизни, вспоминает Вильям.

Семейные фотографии.

Пример немцев

Вильям родился в Мурманске в 1964 году под фамилией Юдин. Это произошло примерно через 10 лет после того, как делегация из Советского Союза прибыла в Норвегию для празднования десятой годовщины освобождения Финнмарка. Помимо таких официальных визитов между соседними странами почти не было контактов.

Несмотря на то, что Мурманск находится всего в 200 километрах от Норвегии, в 1960-х годах количество пересечений границы в год не превышало 300-400. Русским практически нельзя было выезжать за пределы Советского Союза, иностранцев въезжало и того меньше.

В юности Вильям очень мало задумывался о своей семейной истории. Он стремился играть в хоккей и хорошо учиться в школе. Наличие норвежских корней было трепетно хранимым секретом, о котором не следовало распространяться.

Murmansk.

Ближе к концу 80-х в Советском Союзе начали происходить значительные перемены, которые привели к его распаду. Возобновлялись контакты с зарубежными странами. Общество стало более открытым и свободным, но при этом в стране царил хаос и неуверенность в будущем.

– Мы слышали о том, что немцы возвращаются в Германию. Таким же образом поступали финны из Карелии. Тогда я подумал о том, что, возможно, Норвегия тоже захочет, чтобы норвежцы вернулись домой, - объясняет Вильям.

История немцев в России гораздо более известна, чем история норвежцев.

Около 250 лет назад Екатерина Великая пригласила европейцев в Россию для того, чтобы поднимать сельское хозяйство. Поскольку императрица сама была немкой по происхождению, многие её соотечественники откликнулись и поселились вдоль берегов реки Волги. После Екатерининской эпохи потомкам немецких эмигрантов в России стало гораздо сложнее. В годы после распада СССР более двух миллионов немцев Поволжья переехали на родину своих предков по приглашению германского правительства.

– Но в Посольстве Норвегии в Москве об этом не имели ни малейшего представления. Когда я с ними связался, выяснилось, что они ничего не знают о том, что некоторые норвежцы до сих пор живут в Советском Союзе, говорит Вильям.

Приглашение в Норвегию

По согласованию с Посольством Вильям начал историческое расследование. Во время своей первой поездки в Вадсё он обнаружил всю историю своего рода в церковных книгах: кто на ком женился, когда и где они жили.

– Посол в Москве полагал, что таких людей, как я, должно быть гораздо больше. Весь процесс занял около пяти лет, и в 1994 году был принят закон, который приглашал кольских норвежцев вернуться на историческую родину. Я был первым, кто отправился домой, - вспоминает Вильям.

Порядок возвращения кольских норвежцев применим к потомкам тех, кто эмигрировал в Россию до революции, но не тех, кто приехал в более поздние годы, чтобы строить коммунизм. На данный момент около 40 семей кольских норвежцев вернулись в Норвегию.

Вильям стал не только первым кольским норвежцем, который вернулся на родину, но также первым из членов своей семьи.

На семейном совете в Мурманске было решено, что он, как самый молодой, проложит путь в Норвегию для всех остальных. Жена, дети и остальные члены семьи последуют за ним.

– Мне было ровно тридцать лет, и я собирался начать всё с нуля. Хорошо, что я был молодым и сумасшедшим. Сказал себе: «Полный вперед!», - смеется Вильям.

Советский Вильям.

Дома – в столице Баренцева региона

Из чиновника администрации города Мурманска Вильям превратился в ученика старшей норвежской школы. Просторную квартиру в большом городе сменил на маленькую комнату в общежитии Киркенеса. Он переехал с двумя чемоданами. Спустя несколько дней получил предложение по работе.

– Мне помогали много хороших людей. Сейчас Киркенес – это мой дом. У меня здесь много друзей, есть дом и дача. Но первое время было очень особенным, - вспоминает он.

Киркенес – небольшой город, который демонстрирует явные признаки близости к норвежско-российской границе: государственный герб России, украшающий входную дверь Генерального консульства России, пограничные столбы на пешеходной улице и уличные указатели на двух языках – вот лишь несколько примеров. Говорят, что каждый десятый житель может говорить по-русски.

Kirkenes.

Спустя несколько лет почти весь семейный род воссоединился в Норвегии. Некоторые предпочли обосноваться в Осло или Тромсё. Семья Вильяма осталась в столице Баренцева региона.

– Киркенес – интернациональный город. Важно не то, где город находится, а то, какое значение он имеет для своих жителей. Киркенес расположен на стыке трех стран; он даёт прекрасные возможности для работы и будущего развития, - убежден Вильям.

Киркенес для Вильяма «родной дом». И Мурманск тоже. Вопрос, который постоянно ему задают о том, откуда он родом, на самом деле, не так уж и важен.

– Для меня границы между норвежским, русским и финским народами не существует. Кто-то желает, чтобы было по-другому, кто-то хочет разделения. Некоторые говорят, что я предатель, который сбежал из России, другие никогда не назовут меня норвежцем. Все это не имеет отношения к истории, - уверяет он.

– Мои корни и тут, и там. Должен ли я делать выбор между этими двумя местами? Нет, думаю, это полная чушь.

Вам понравилась эта статья?

Тогда, возможно, вам также будет интересно:

Se Puckers på NRK TV >>>